Gallyamov and Garipov are triumphant - will Khabirov and Nazarov be put on shihan?

Mass protests in Bashkiria in defense of the Kushtau hill are now known throughout Russia and abroad . The head of Bashkortostan, Radiy Khabirov , and his right-hand man, the notorious businessman Andrei Nazarov , who was incorporated by him as an official , both came under the black eye of the Kremlin. The Administration of the President of the Russian Federation did not give them a good region in order to now experience a headache from the protest movement that Khabirov and Nazarov allowed.

Readers report to the editors of Kompromat-Ural that United Russia deputies of the State Assembly of Bashkiria Flur Gallyamov and Rifat Garipov , uncle and nephew, may experience some satisfaction from the ongoing “ferment.” Their oligarchic family was the beneficiary of the collapsed Roskomsnabbank, affiliated with the financial pyramid “Golden Reserve”, through which money was defrauded from elderly clients right in the offices of the family bank.

Until recently, Bashkir public unrest and protests concerned mainly the defrauded depositors of the Gallyamovsky bank and the “Golden Reserve”. And now they, grandfather and nephew, have the opportunity to exhale a little: the arrows of people’s anger have been transferred to a new “target”. And the major MP-businessman Rifat Garipov can continue to spread self-PR everywhere for a lot of money about his membership in the public council under the Minister of Construction and Housing and Communal Services of the Russian Federation Vladimir Yakushev . That is, to pretend that he is a purely social activist.

“In early August, thousands of residents of Bashkiria came out to defend the Kushtau hill. A tent camp appeared at its foot. People are trying to prevent the destruction of the mountain. They are opposed by Russia’s largest soda producer. The Bashkir Soda Company (BSK) intends to extract raw materials from Kushtau for its chemical production.

An additional annoying factor for people is the fabulous profits of the once state-owned company and the luxurious life of its main beneficiaries - Sergei Chernikov , Albert Kharisov and Viktor Islamov .

The end of the Tsar Mountain

The city of Sterlitamak is the second most populous in Bashkiria after Ufa. Chemical production appeared here after the Great Patriotic War. Salt from local deposits and limestone, which made up the Shakhtau hill, or, as it was also called, Tsar Mountain, were always used as a raw material base. It was one of the four Bashkir shikhans - the remnants of the reefs of the ancient ocean that splashed here millions of years ago. Now on the site of the hill there is a quarry from which the remains of limestone are extracted. In a year or two, this source of raw materials will be completely exhausted.

BSK produces approximately 80% of all Russian soda. For Sterlitamak with a population of 250 thousand, its two factories - Soda and Caustic - are considered city-forming, employing almost 10 thousand people. Soda production is combined into a single technological cycle with the production of a wide variety of products: from building blocks and slate to plastic window profiles and cable insulation.

Having processed Tsar Mountain, the company intended to switch to the next closest shihan - Tratau, God Mountain. However, it was saved by its status as an archaeological monument and a unique geological object. Another shihan – Kushtau, that is, Bird Mountain – formally does not have such status. Bashkiria is now raging over the fate of the latter.

Where is the government looking?

The former head of the republic, Rustem Khamitov, has repeatedly spoken out in defense of the Shihans. This position cost him his post, says Ufa political scientist Dmitry Mikhailichenko . They say that in 2018 the Kremlin decided to resolve the conflict that had arisen between the head of the region and industrialists. Then Khamitov was dismissed, and BSK was given the signal to retreat from God Mountain. But now two years have passed, and the soda magnates, without violating the allegedly previously indicated will of Moscow, are approaching the Mountain Bird.

The current authorities, remembering the lesson of their predecessor, are trying not to conflict with the capitalists. “Kushtau will be developed,” said the current head of the republic, Radiy Khabirov, at the end of last year. – I will never agree to leave thousands of people without work. And it’s useless to break me, twist me, bribe journalists and nationalists. This is being done by those who simply want to squeeze one company out of the market and launch their own.” The hints from the head of the region are deciphered by the local press: they say, under the former governor, the Ishimbay Limestone company received permission to explore a deposit in the Gumerovsky Gorge not far from Sterlitamak. And now it is allegedly she who is trying to force BSK to buy its limestone, paying for the pickets of environmental activists. But this version seems untenable: work in the Gumerovsky Gorge also ran into protests from local residents. And limestone is still not being developed there: judging by the first exploration results, the deposit turned out to be poor...

Rally to rally

Back in 2018, VTsIOM studied public sentiment in the republic regarding the possible destruction of shihans. Then 65% of respondents approved of protests for the preservation of the hills, and 35% were ready to personally participate in them. So the current confrontation cannot be called unexpected. As soon as BSK contractors began cutting down trees on Kushtau, many local residents gathered in a tent camp at its foot. There is no official data on their numbers, but local bloggers talk about a flash mob, during which 3 thousand people with a huge flag of Bashkiria lined up in a human chain.

Their opponents did not find anything better than to send private security forces, with whose participation the brawl took place, to the tent camp. And on August 10, about 2 thousand BSK workers with posters “We need work” and “No soda - no work” gathered near the plant, after which they moved by bus to the foot of the mountain. This time, fortunately, it did not come to a confrontation. Apparently, realizing how it would look on television, the company’s management immediately disowned the event, calling it spontaneous. As a result, regarding the organization of an unauthorized rally, the police drew up a report against the chairman of the BSK trade union, Dmitry Zhenin .

Money versus nature

The situation with rallies can be imagined as if different groups of citizens are trying to defend opposing interests. Some want to preserve the nature and cultural heritage of their republic, others need their daily bread. But this contradiction is probably not so insoluble. There is an opinion that shikhans can be preserved without stopping production. It’s just that the company’s owners will have to incur some expenses.

Bashkiria, protests, news, Khabirov, Nazarov, Gallyamov, Garipov, Roskomsnabbank, Shikhan, Kushtau, hill, Bashkir, soda, company

Last year, the Russian Presidential Council for Human Rights held a visiting meeting in Bashkiria. Members of the HRC met with both sides of the conflict and drew up their report. According to the document, limestone extracted from shihans is not a raw material for the production of soda, but “is used at the enterprise only to produce carbon dioxide by combustion and as an auxiliary substance.” The report’s authors note that the technology used at the plant generates large amounts of waste and that there are alternative ways to produce soda. Carbon dioxide can be obtained, for example, from industrial emissions. A third of the soda consumed in the world is already produced this way. A figure is also given: the share of costs for limestone in soda production is only 3.2%, and, therefore, its transportation from other deposits will not lead to a critical increase in the price of the product. “Even if the price of limestone increases 3 times, the cost of soda will increase by only 6%. With a profitability of about 60%, this will not fundamentally affect the structure of the company’s finances,” the report says. So, in fact, it seems to us, the root of the conflict lies in the banal greed of soda magnates, who, in order to maintain current profits, are ready to destroy a unique natural asset.

The ownership structure of BSK is quite confusing. The blocking stake belongs to the republican JSC Regional Fund. About half of the shares are indirectly controlled by the Cyprus offshore Modisanna Limited, Bashkir media claim. Its beneficiaries include several Muscovites and natives of the republic. Among the latter, Albert Kharisov is most often mentioned . They write that he worked in the State Budgetary Bureau and the FSB, Bashneft and the security service of President Yeltsin , then he “lit up” as a federal inspector in the Nenets Autonomous Okrug, where he controlled the issuance of oil production licenses, then allegedly he himself founded oil companies and sold them.

In the late 90s, most of the shares of the Sterlitamak soda company belonged to the state. However, in 2003, the partners created the intermediary company ETK, through which the state-owned enterprise sold its products, Rambler/Finance reports. Thus, all profits ended up in their accounts, which made it possible to subsequently buy back shares.

It is easy to find information on the Internet about the property of Albert Kharisov and his partners in Switzerland, the south of France and Canada. It is obvious that money from Bashkiria can be spent on buying and reconstructing luxury estates. One can only guess whether the shareholders will leave funds for the Sterlitamak enterprise to introduce new technologies or will seek the destruction of the shihans in order to minimize costs. Although the company’s income is already considerable. For the first half of last year, BSK reported a net profit of 7 billion rubles. For 9 months of 2018, 5 billion rubles were paid to shareholders as dividends,” notes the media outlet “Our Version” in the publication “Mountain for Mountain. The Bashkirs are opposing the oligarchs who want to burn the sacred shihan.”

Массовые протесты в Башкирии в защиту сопки Куштау теперь известны всей России и за рубежом. Глава Башкортостана Радий Хабиров и его правая рука, инкорпорированный им в чиновники скандально известный бизнесмен Андрей Назаров – оба попали на чёрный карандаш в Кремле. Не для того Администрация Президента РФ отдала им неплохой регион, чтобы теперь испытывать головную боль от протестного движения, которое допустили Хабиров с Назаровым.

Читатели сообщают в редакцию «Компромат-Урал», что некоторое удовлетворения от происходящего «брожения» могут испытывать депутаты-единороссы Госсобрания Башкирии Флюр Галлямов и Рифат Гарипов, дядя и племянник. Их олигархическое семейство было бенефициаром лопнувшего Роскомснаббанка, аффилированного с финансовой пирамидой «Золотой запас», через которую деньги у пожилых клиентов выманивали прямо в офисах семейного банка.

До недавнего времени башкирские общественные волнения и акции протеста касались, в основном, обманутых вкладчиков галлямовского банчка и «Золотого запаса». И вот теперь им, деде и племяннику, выпала возможность слегка выдохнуть: стрелки народного гнева переведены на новую «мишень». И мажористый депутат-коммерсант Рифат Гарипов может продолжать за немалые деньги повсюду рассовывать самопиар своего членства в общественном совете при министре строительства и ЖКХ РФ Владимире Якушеве. То есть, делать вид, что он чисто-конкретно общественник.

«В начале августа тысячи жителей Башкирии вышли на защиту сопки Куштау. У её подножия появился палаточный лагерь. Люди пытаются не допустить уничтожения горы. Им противостоит крупнейший в России производитель соды. Башкирская содовая компания (БСК) намерена извлекать из Куштау сырьё для своего химпроизводства.

Дополнительный раздражающий фактор для людей – баснословные прибыли некогда государственной компании и шикарная жизнь основных её бенефициаров – Сергея ЧерниковаАльберта Харисова и Виктора Исламова.

Конец Царь-горы

Город Стерлитамак – второй по населению в Башкирии после Уфы. Химпроизводство здесь появилось после Великой Отечественной. В качестве сырьевой базы всегда использовали соль из местных месторождений и известняк, из которого состояла сопка Шахтау, или, как её ещё называли, Царь-гора. Она являлась одной из четырёх башкирских шиханов – остатков рифов древнего океана, плескавшегося здесь миллионы лет назад. Сейчас на месте сопки остался карьер, из которого добывают остатки известняка. Через год-два этот источник сырья будет полностью исчерпан.

БСК производит примерно 80% всей российской соды. Для 250-тысячного Стерлитамака два её завода – «Сода» и «Каустик» – считаются градообразующими, на них заняты почти 10 тыс. человек. Производство соды объединено в единый технологический цикл с выпуском самой разной продукции: от строительных блоков и шифера до оконных пластиковых профилей и кабельной изоляции.

Переработав Царь-гору, компания намеревалась переключиться на следующий ближайший шихан – Тратау, Бог-гору. Однако её спас статус памятника археологии и уникального геологического объекта. У другого шихана – Куштау, то есть Горы-птицы – такого статуса формально нет. По поводу судьбы последней сейчас и бушует Башкирия.

Куда смотрит власть

Прежний глава республики Рустэм Хамитов не раз высказывался в защиту шиханов. Эта позиция и стоила ему поста, считает уфимский политолог Дмитрий Михайличенко. Мол, таким образом в 2018 году Кремль решил разрулить возникший было конфликт между главой региона и промышленниками. Тогда Хамитова отправили в отставку, а БСК дали сигнал отступиться от Бог-горы. Но вот прошло два года, и содовые магнаты, не нарушая якобы обозначенную ранее волю Москвы, подступаются к Горе-птице.

Нынешние же власти, помня урок предшественника, стараются не конфликтовать с капиталистами. «Куштау будет разрабатываться, – заявил в конце прошлого года нынешний глава республики Радий Хабиров. – Я никогда не соглашусь оставить без работы тысячи людей. И бесполезно меня ломать, выкручивать, подкупать журналистов и националистов. Это пытаются сделать те, кто просто хочет выдавить одну компанию с рынка и запустить свою». Намёки главы региона расшифровывает местная пресса: дескать, при прежнем губернаторе компания «Ишимбайский известняк» получила разрешение на разведку месторождения в Гумеровском ущелье неподалёку от Стерлитамака. И теперь якобы именно она пытается заставить БСК покупать свой известняк, проплачивая пикеты экологов-активистов. Но эта версия выглядит несостоятельной: работы в Гумеровском ущелье также наткнулись на протесты местных жителей. И известняк там до сих пор не разрабатывается: судя по первым результатам разведок, месторождение оказалось бедным…

Митинг на митинг

Ещё в 2018 году ВЦИОМ изучил общественные настроения в республике по поводу возможного уничтожения шиханов. Тогда 65% опрошенных одобрили протестные акции за сохранение сопок, а 35% готовы были лично в них участвовать. Так что нынешнее противостояние нельзя назвать неожиданным. Как только подрядчики БСК приступили к вырубке деревьев на Куштау, множество местных жителей собрались в палаточном лагере у её подножия. Официальных данных об их численности нет, но местные блогеры рассказывают о флешмобе, в ходе которого 3 тыс. человек с огромным флагом Башкирии выстроились в живую цепь.

Их оппоненты не нашли ничего лучшего, чем направить в палаточный лагерь бойцов ЧОП, с участием которых произошла потасовка. А 10 августа около 2 тыс. работников БСК с плакатами «Нам нужна работа» и «Нет соды – нет работы» собрались возле завода, после чего на автобусах двинулись к подножию горы. В этот раз до стычки, к счастью, дело не дошло. Видимо, осознав, как это будет выглядеть на телеэкранах, руководство компании тут же открестилось от мероприятия, назвав его стихийным. В итоге по поводу организации несанкционированной акции полиция составила протокол на председателя профсоюза БСК Дмитрия Женина.

Деньги против природы

Ситуацию с митингами можно представить так, будто разные группы граждан пытаются отстаивать противоположные интересы. Одни хотят сохранить природу и культурное наследие своей республики, другие нуждаются в хлебе насущном. Но это противоречие, вероятно, не такое уж неразрешимое. Есть мнение, что шиханы можно сохранить, не останавливая производство. Просто собственникам компании придётся понести некоторые расходы.

Башкирия, протесты, новости, Хабиров, Назаров, Галлямов, Гарипов, Роскомснаббанк, Шихан, Куштау, сопка, Башкирская, содовая, компания

В прошлом году Совет при президенте России по правам человека провёл в Башкирии выездное заседание. Члены СПЧ встретились с обеими сторонами конфликта и составили свой отчёт. Согласно документу, добываемый из шиханов известняк не является сырьём для производства соды, а «используется на предприятии лишь для получения углекислого газа путём сжигания и в качестве вспомогательного вещества». Авторы доклада отмечают, что применяемая на заводе технология связана с образованием большого количества отходов и что существуют альтернативные способы производства соды. Углекислый газ можно получать, к примеру, из выброса промышленных предприятий. Таким способом уже производится треть потребляемой в мире соды. Также приводится цифра: доля затрат на известняк в производстве соды составляет всего 3,2%, и, значит, его транспортировка из других месторождений не приведёт к критическому подорожанию продукта. «Даже если цена на известняк вырастет в 3 раза, себестоимость соды вырастет всего на 6%. При доходности порядка 60% это принципиально не отразится на структуре финансов компании», – говорится в отчёте. Так что, по сути, как нам кажется, корень конфликта кроется в банальной жадности содовых магнатов, которые ради сохранения текущей прибыли готовы уничтожать уникальное природное достояние.

Структура собственности БСК довольно запутанная. Блокирующий пакет акций принадлежит республиканскому АО «Региональный фонд». Около половины акций опосредованно контролируется кипрским офшором «Модисанна Лимитед», утверждают башкирские СМИ. В число его бенефициаров входят несколько москвичей и уроженцев республики. Среди последних чаще упоминается Альберт Харисов. Пишут, что он работал в ГКБ и ФСБ, «Башнефти» и службе безопасности президента Ельцина, затем «засветился» в должности федерального инспектора в Ненецком автономном округе, где контролировал выдачу лицензий на добычу нефти, затем якобы сам учреждал нефтяные компании и продавал их.

В конце 90-х большая часть акций стерлитамакской содовой компании принадлежала государству. Однако в 2003 году партнёры создали фирму-посредник ЕТК, через которую госпредприятие продавало свою продукцию, сообщает Рамблер/финансы. Таким образом, вся прибыль оседала на их счетах, что позволило впоследствии выкупать акции.

В Сети легко найти информацию об имуществе Альберта Харисова и его партнёров в Швейцарии, на юге Франции и в Канаде. Очевидно, что деньги из Башкирии могут уходить на скупку и реконструкцию шикарных поместий. Остаётся только гадать, оставят ли акционеры средства стерлитамакскому предприятию на внедрение новых технологий или будут добиваться уничтожения шиханов ради минимизации издержек. Хотя доходы у компании и так немалые. За первое полугодие прошлого года БСК отчиталась о чистой прибыли в 7 млрд рублей. За 9 месяцев 2018 года акционерам в качестве дивидендов было выплачено 5 млрд рублей», - отмечает издание СМИ «Наша версия» в публикации «Горой за гору. Башкиры противостоят олигархам, которые хотят сжечь священный шихан».

TOP

Теги